2 мая 2020 года

Роман Черных: Впервые играть против красноярцев было ново и необычно

Роман Черных — выдающийся хоккеист и просто хороший парень. Вряд ли найдётся человек в хоккейном мире, который скажет о нём плохо. Игорь Бондаренко рассказывал мне, что ребята, поигравшие с Романом, говорят: “Есть Черных и все остальные”.

На протяжении пятнадцати лет Роман играл за “Енисей”, только травмы могли помешать ему выйти на защиту последнего рубежа родного клуба. В интервью “Стадиону” Черных рассказал о своём уходе из Красноярска, о сезоне в Архангельске и о том, чего ожидает от переезда в Москву и игры за “Динамо”.

— Мы с тобой общались в прошлом году перед четвертьфинальной серией с “Уральским Трубником”. Тогда только закончился чемпионат мира, на котором Россия взяла золото. У тебя было отличное настроение, собирался бороться за чемпионство с “Енисеем”. И вдруг следуют сенсационное поражение от “УТ” и твой уход из Красноярска. Как так вышло?

— Всё просто. У меня закончился контракт, клуб не сделал предложения. Стал свободным агентом и перешёл в архангельский “Водник”.

— Всё было бы так просто, если бы в такой ситуации оказался не лучший вратарь России, не воспитанник “Енисея”, всю карьеру игравший за родной клуб, а условный игрок резерва, не сумевший проявить себя. Как могло произойти, что тебе не сделали предложения?

— Я даже не знаю, что ответить. Строить догадки не буду. Говорю как есть. Пятнадцать лет в “Енисее” очень дороги для меня, но, кем бы я ни являлся, решать клубу. В спорте такое бывает. “Енисей” решил, что Роман Черных ему не нужен. Ко мне никто не подходил, закончился контракт, пришёл в отдел кадров, забрал трудовую книжку и всё на этом. Можно сказать, что закрыл старую страницу жизни и открыл новую.

— В “Енисее” говорили, что уход Черных не трагедия, у нас есть игроки, способные его заменить. Когда ты читал это или слушал, обидно не было?

— Каждый человек имеет право на своё мнение. Ничего обидного я не видел в этих словах. Есть критика. С ней я сталкивался всю карьеру, если в клубе так считают, это их право. Для меня главное, чтобы со мной были честны, говорили правду в глаза, а не за спиной. В “Енисее” никто ни в чём не обвинял.

— Какие у тебя отношения с бывшими партнёрами, тренерами, административным штабом “Енисея”?

— Со многими парнями держу связь, хорошие отношения. Можем встретиться и пообщаться в любой момент.

— Почему выбрал “Водник”? Когда я узнал, что ты уходишь из “Енисея”, был уверен, что следующим клубом Романа Черных станет хабаровский “СКА-Нефтяник”. Всё-таки дальневосточный клуб — фаворит всех турниров, в которых участвует, там солидный десант экс-енисеевцев, а “Водник” больше тёмная лошадка.

— От Хабаровска не было предложения, а “Водник” проявил большую заинтересованность, поэтому я выбрал Архангельск.

— На мой взгляд, сезон в “Воднике” получился отличным. В новой команде, с непривычной защитной линией ты пропустил меньше всех в регулярном чемпионате России. Сам доволен своим выступлением?

— Сезон получился хорошим, ровным и стабильным. “Водник” достиг всех целей, которые ставились перед сезоном. Мне было очень интересно проверить свои качества в плане организации обороны, контакта с новыми защитниками. Оценивать сам себя не буду. Мне игралось в Архангельске очень комфортно.

— Всю карьеру провёл в “Енисее” и вдруг такая кардинальная смена обстановки. Что ты чувствовал, быстро принял новую реальность?

— Для меня весь год пролетел, как один день. Я по складу характера лёгкий на подъём. Никаких проблем с адаптацией не возникло. Можно сказать, расширил географию проживания, столкнулся с различными новыми бытовыми моментами, но они не доставили никаких проблем.

— Второй полуфинальный матч с Хабаровском в полуфинале, когда “Водник” за считанные минуты перевернул ход поединка и выиграл, войдёт в твою коллекцию самых крутых камбэков наравне с невероятными победами со сборной и “Енисеем”?

— Матч действительно получился отличным, мы сыграли один из лучших поединков в сезоне, а Хабаровск — один из худших. Нам удалось реализовать моменты, грамотно организовать игру в обороне. Все парни сыграли на максимуме. Эмоции были очень крутыми. Мы приблизились к историческому моменту, шансы на финал стали осязаемыми.

— Почему не удалось перенести этот кураж на решающий матч за выход в финал? Чего не хватило?

— Моё личное мнение такое: в третьем поединке сказался класс игроков. В Хабаровске более мастеровитые ребята, они сыграли в свою силу и добились победы. Мы чуть больше ошибались, плюс я не смог отбить лишние пару мячей.

— А не было психологического момента? Ведь по большому счёту никто не рассматривал “Водник” ровней хабаровчанам. И в том, втором поединке вы играли свободно, на вас ничего не давило. А после победы “Водник” фактически оказался в двух шагах от титула. Этот груз ответственности не придавил?

— Было несколько моментов, которые повлияли на результат в третьем матче. Всё равно присутствовал пиетет перед фаворитом. Многие ребята в “Воднике” впервые играли на такой стадии. Возможно, на них это повлияло. Плюс физическое состояние. Играть два матча подряд после столь долгого перелёта очень тяжело. У этого состава “Водника” не было опыта реальной борьбы за выход в финал, а для хабаровчан такие встречи — дело привычное. “СКА-Нефтяник” серьёзно завёлся после поражения, горел желанием доказать, кто есть кто. В ключевых моментах победный опыт хабаровчан сыграл свою роль.

— Ты больше расстроился, что не удалось сыграть за третье место с “Енисеем”, или обрадовался бронзе без матчей?

— Мне очень хотелось сыграть за бронзу. Дело даже не в том, что соперником должен был стать “Енисей”. Я играл против красноярцев и в чемпионате, и в Кубке России, и эмоции от встречи с бывшей командой у меня уже перегорели. Если бы эти матчи состоялись, я бы настраивался на игры, как на любой поединок с классным и сильным соперником.

— А перед первым матчем за “Водник” против “Енисея” мандраж присутствовал?

— Мандража не было. Скорее было ново. Необычно было выходить против команды, в которой играл столько лет. Я не хотел никому и ничего доказывать, стремился принести пользу команде, в которой играю, и не опустить свою планку, получить удовлетворение от работы, но таким образом я настраиваюсь вообще на каждый матч в карьере.

— Теперь ты в московском “Динамо”. Почему принял решение перебраться из Архангельска в Москву?

— Обоюдная заинтересованность друг в друге. “Динамо” — легендарный клуб в хоккее с мячом. Большая команда со всех сторон. Амбиции москвичей совпали с моими. Я хочу бороться за титулы и играть в сильной команде. Не было ни единой причины не переходить в “Динамо”.

— Москвичи деклассировали фаворита из Красноярска в полуфинале. Для тебя такой исход серии и те счета, с которыми выиграло “Динамо”, стали неожиданностью?

— Проход “Динамо” неожиданностью не стал только потому, что в подобных противостояниях нет фаворитов. Москвичи превзошли “Енисей” во всех хоккейных аспектах. Не мне рассуждать, что и как не получилось у красноярцев. Я просто смотрел матчи, где-то удивлялся, где-то не понимал, почему так происходит.

— Не появлялись мысли, что если бы ты был в воротах красноярцев, всё сложилось бы по-другому?

— Таких мыслей не было. Все эти если бы да кабы не для меня.

— Москва — огромный город. Готов к её ритму, к бесконечным пробкам?

— Сложно это представить пока. Бывало, что до стадиона в Москве ехали дольше, чем из одного города страны в другой лететь. Скоро узнаю, готов ли я, готова ли семья к такому огромному городу.

— Ты всю жизнь играл дома при заполненных трибунах, теперь же придётся выступать при нескольких сотнях людей. Придётся привыкнуть к такой атмосфере. Задумывался, насколько тяжело это будет?

— Пока об этом не думал. Будем стараться, чтобы болельщиков на игре было как можно больше. Пройдёт несколько матчей, и тогда смогу рассказать о своих ощущениях. Понятно, что играть при заполненных трибунах гораздо приятней.

— Болельщики “Енисея” тебе лично что-то говорили или писали после ухода?

— Да, конечно. И в соцсетях, и лично, кто знал мой номер.

— Чего было больше в этих сообщениях — негатива или благодарностей и пожеланий удачи в новом клубе?

— Абсолютное большинство этих сообщений, я бы даже сказал, 99 процентов из них были положительными. Поддержка, слова благодарности и непонимание того, почему я ухожу. Сложно было всем ответить и объяснить. Такая реакция болельщиков была приятна.

— Когда ты играл в Красноярске против “Енисея”, люди аплодировали. Что ты чувствовал в этот момент?

— Большое количество людей сложно обмануть. Они видели, как я отдавал “Енисею” всего себя. Такая реакция трибун удивила партнёров по команде. Они после игры говорили, что это их просто поразило. А у меня было тепло на душе. Пользуясь случаем, передаю привет всем болельщикам “Енисея”, было приятно играть для них.

— “Водник” — молодая команда. По опыту и титулам партнёры даже рядом с тобой не стояли. Как складывалось общение в коллективе? Молодёжь по имени-отчеству не стремилась называть?

— Приняли очень тепло. Я открытый и общительный человек. Многим было интересно расспросить меня о карьере, о титулах, о важных матчах. Во время тренировок все видели, как я работаю. Некоторые оставались вместе со мной после тренировок, отрабатывали выходы один на один, удары.

— Забить Роману Черных даже на тренировке было, наверное, особенным для архангельской молодёжи?

— Это надо у них спросить. Но меня они точно не жалели, проверяли на совесть. Одно дело — быть вратарём сборной, а другое — доказывать это на каждом тренировочном занятии, в каждой игре.

— В этом году твоя школа вратарей отменяется из-за пандемии. Она продолжит своё существование? И ещё по школе. В прошлом году после ухода из “Енисея” ты проводил сборы в Красноярске. Возникали ли какие-либо проблемы со льдом, чем-то ещё?

— В прошлом году проводил. Никаких проблем не было, всё прошло отлично, как и в предыдущие годы. Школа будет жить, когда всё нормализуется. Сейчас стараюсь сделать онлайн-версию. Чтобы у детей, которые не могут приехать на сбор, была возможность поработать со мной дистанционно. Планирую и персональные тренировки, и общий комплекс вратарских упражнений

— Твоя школа — это бизнес или социальный проект?

— Бизнесом её точно не назвать. Небольшой доход есть, но он уходит на развитие. Приобретаем новый инвентарь, делаем видео. Скорее это социальный проект и просто дело для души, мне очень нравится заниматься с детьми.

— Эти занятия — своеобразная подготовка к тренерской карьере?

— Это не только тренерская работа. Школа развивает меня как человека, организатора и менеджера. Я попробовал, мне понравилось. Во что это выльется, трудно сказать. Положительная динамика присутствует, как и добрые отзывы. Поэтому буду продолжать.

— Если сезона не будет, чем займёшься?

— Буду учиться в институте, развивать свою школу, а там уже видно будет. Я мужчина и должен содержать семью, но верю, что всё придёт в норму.

— И мой традиционный вопрос. Если сезон состоится, как он должен закончиться, чтобы ты сказал: “Всё получилось”?

— Было бы глупо играть в таком клубе, как “Динамо”, и не ставить перед собой максимальные цели. Победа во всех турнирах — это само собой. За столько лет на высоком уровне любой другой результат, кроме победы или как минимум игры в финале, не устроит. Ну а сам лично хочу приносить пользу команде и по-прежнему чувствовать себя в порядке. В прошлом сезоне опять не удалось выиграть Кубок России — единственный турнир, в котором пока не побеждал. Может, уже какое-то магическое зелье приготовить, чтобы всё сложилось, как надо?

Павел Катцын

© все права защищены, Редярск.Ру (www.redyarsk.ru)